Сайт создан и его обслуживание финансировалось в 2017-2018 годах за счет средств гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества по проекту «Язык – духовный код нации (духовные перспективы России на рубеже веков)».

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Вложения
Поиск - Комментарии

Актуальные новости

Язык – это духовный код нации!

23-11-2020

Язык – это духовный код нации!

   Язык – это духовный код нации !         Александр Иванович Куприн говорил: «Язык – это история народа. Язык –...

Мира и добра всем нам, друзья!

23-11-2020

Мира и добра всем нам, друзья!

       Мира и добра всем нам, друзья!      Село, где расположена наша школа, затерялось среди полей пшеницы, недаром оно называется «Хлебодарное»...

Это-моя Родина, моя жизнь!

23-11-2020

 Это-моя Родина, моя жизнь!

     Это-моя Родина, моя жизнь!      Это – моё родное, близкое, вечное. Это – моя Родина, моя жизнь! И  ежедневный путь...

Рассказы/сказки, рекомендованные в книгу для детей по итогам реализации проекта

20-11-2020

Рассказы/сказки, рекомендованные  в книгу для детей по итогам реализации проекта

Возвращение к друзьям Бондаренко Фёдор с. Богородицкое, Песчанокопский район      Так вышло, что к сентябрю остался Ваня Кучугур без друзей. Все взялись речку...

Рассказы/сказки, рекомендованные в книгу для детей по итогам реализации проекта

19-11-2020

Рассказы/сказки, рекомендованные  в книгу для детей по итогам реализации проекта

Город по имени Счастье Колпакова Полина г.Новошахтинск   В некотором царстве, в некотором государстве, а именно за могучей рекой Дон, на необъятных степных просторах...

Контакты

Приглашаем к сотрудничеству всех желающих принять участие в реализации проекта: "Язык – духовный код нации: продвижение детской донской литературы в подростковой и юношеской среде" Фонда президентских грантов 2019-2.

Будем признательны за советы и рекомендации.

 

Контактные данные:

Телефон:8-905-454-68-36

E-mailrrooora@yandex.ru

(для взаимодействия по Конкурсам)

E-mail: rooora@mail.ru

(для текущей деятельности организации)

http://rroo-center.ru/

Наши партнеры

 

 

 

Официальный сайт Администрации Дубовского района

http://dubovskoe.donland.ru/

 

 

Официальный сайт Администрации Целинского района

http://www.tselinaraion.ru/

 

Ростовское областное отделение Общероссийской общественной

организации «Союз журналистов России»

http://rostdomgur.ru/

 

 

Донская государственная публичная библиотека 

http://www.dspl.ru/

 

ГБУК РО «Ростовская областная детская библиотека имени В.М. Величкиной»

http://www.rodb-v.ru/

 

Муниципальное унитарное предприятие «Редакция газеты «СВЕТОЧ» Дубовского района»  

http://svetochnews.ru/

 

Федерация профсоюзов Ростовской области 

http://fpro.aaanet.ru/

 

 

Ростовское региональное отделение Российского профессионального союза работников культуры.

http://www.rprk.ru/

 

 

 

Ростовская городская общественная организация национально-культурная автономия «Союз поляков Дона»

YouTube

Facebook

VK

Instagram

 

МАОУ ДО ДШИ ЦЕЛИНСКОГО РАЙОНА

http://dshi-celina.ru/index.php/ru/

 

Зерноградский педагогический колледж

http://zernpc.ru/

 

МБУК "Межпоселенческая центральная библиотека" Неклиновского района Ростовской области

https://www.bibneklin.ru/

Дети в счастье…

 

Романов Виталий

хутор Большой Лог,

Аксайский район

 

Не одни

Устроившись на острове, Савка с Костькой принялись за строительство хижин. Анна помогала Сбыславе и другим женщинам по хозяйству, Ивашка с Глебом отвечали за безопасность острова, взяв несколько крепких парней себе в подмогу. И всё постепенно наладилось, жизнь, словно другая стала. Каждый на острове был занят своим делом. Беглые, которые постарше, занимались хозяйством, промышляли охотой, возделывали свободные участки под огороды. Девушки готовили еду, пряли пряжу из добытой шерсти, шили одежду. Те, кто посмелее да покрепче, выплывали на донские земли, продавали рыбу, покупали шерсть, кое-какое оружие, продовольствие.

И снова броды…

Спокойная, размеренная жизнь на острове длилась недолго. Те, кто выезжал за остров приносили страшные вести. Половцы перестали нападать, а наоборот заключили мир с русскими князьями, боясь надвигавшихся к Дону монголо-татар, громивших всё на своем пути. Когда пришла весть о том, что монголо-татары напали на Киев, Ивашка не смог сидеть спокойно и, собрав в котомку кое-какое продовольствие, отправился в путь на защиту родного города. Не мог он оставить без защиты стариков, которые когда-то помогали ему, ни деда Агафона, ни Петра, ни Фросю, никого остальных.

– Иваш, я с тобой пойду. Не могу я тебя снова одного отпустить, – говорил Глеб. Да и Аннушка уже наша в безопасности, есть на кого её оставить.

– Нет, Глебушка. Только на тебя могу положиться. Только если ты будешь рядом с ней, моя душа будет спокойна, – отвечал Ивашка, тихо шепча на ухо Глебу, чтобы остальные жители острова не осерчали за недоверие.

Глеб с Анной ещё пуще привязались друг к другу. Вечерами допоздна засиживались на берегу под ивами, слушая, как поют цикады. Ивашка видел, как горят глаза сестрёнки, да как краснеют щёки Глебки, когда они смотрят друг на друга и понимал, что за сестру есть, кому постоять, есть на кого положиться Аннушке в трудную минуту.

Но в вечер перед походом наблюдал он за Анной с Глебом только издали, сам сидел на берегу. Нахлынули на него воспоминания о батюшке. Жив ли он? Где он? Как он? Что сказал бы? Одобрил ли его намерения? И только с первым заревом, как только яркое солнце показало свои первые лучи над батюшкой Доном, вскинул Ивашка котомку на плечо, заткнул за пояс нож да пару стрел, и выдвинулся в путь.

Привалы в пути устраивал, как и в прошлый раз. Помнили ноги, где идти уж нет сил и надо отдохнуть. Где-то вдалеке слышались отдалённые звуки колоколов, то ли оповещая о победе над варварами, то ли предвещая беду. И также, голосом отца тихо шептали волны: «Будет, будет…» на вопрос Ивашки о том, где же родной Солнцеград? Отдыхая в пути, не покидали мысли и о сестре Аннушке, и не меньше думал он о Сбыславе. Сколько прожил на острове, столько и дивился тому, как она повзрослела, изменилась, и стала ещё красивее и милее. От этих мыслей, щёки Ивашки покрывались багровым румянцем, и тепло разливалось по всему телу.

А вот и родной Солнцеград, радовался Ивашка, подходя к родному городу. Только не встречал его родной Солнцеград, как когда-то площадями, залитыми солнцем, а встречал суетой и тревогой. Люди то и дело запасались стрелами, да думали, как отразить нашествие монголов. Суета эта напомнила Ивашке, как они когда-то Тмутаракань от половцев защищали. Да только где сейчас эти половцы? Хоть и не бедокурили они больше на улицах русских, не любил их Ивашка. «Трусы проклятые», – говорил в сердцах, видя их на улицах.

Пробравшись на то место, где жил когда-то, не нашёл уже Ивашка своей хижины, где жил с тятенькой, не было уже в живых и Осташки, и Петра, и Агафона. Только тёть Марья с Пелагеюшкой и остались. Выложив на стол остатки хлеба, Ивашка отдохнул и двинулся в город.

Более двух месяцев защищал Ивашка город родной. Много потерь было с одной и с другой стороны, но взяли город проклятые монголо-татары. Погоревав о потерях, о городе, вернулся Ивашка к месту, где стояла когда-то хата родная, поклонился и выдвинулся обратно на остров. Сердце щемило в тоске по всем, уже ставшим родными. Не только об Аннушке скучал, а и о Глебушке, о Сбыславе, об отце её Колаше, и обо всех, кто остался на острове.  

 

Возвращение

Приближаясь к острову, как-то тягостно становилось на душе Ивану, тревожно. То ли от того, что думал он о том, что сказал бы отец на его возвращение без хороших вестей, то ли от того, что тревожился за близких, которых оставил. Увидев очертания острова, заметил Ивашка знакомую фигуру на берегу. Не мог он не узнать Сбыславу, эти очертания, этот худощавый, но стройный стан не покидал его мыслей. Перебравшись на остров, кинулась Сбыслава на шею Ивашке и разрыдалась.

– Живой! Живой родненький! Не говори ничего, мы всё знаем. Дошли и до нас вести печальные. Мы так переживали. Аннушка совсем извелась от неведения. Глеб места себе не находит, от Аннушки не на шаг не отходит. Старики готовятся уходить с острова, говорят, что опасно нам здесь оставаться.

Обнял Ивашка Сбыславу, и знакомое тепло разлилось по груди. Завидя их издали стали подходить Колаш с остальными. Радовались возвращению Ивашки, обнимали, целовали.

– Иди, Ивашка, к сестре. Успокой. Сидит, из хижины не выходит уж третий день, как узнали, что монголы взяли Киев. Иди… К вечеру совет соберем, надо решать, что делать дальше. Опасно тут. За детей и стариков страшно.

Бегом бежал Ивашке к хижине. Застал Аннушку плачущей у окна. Рядом Глебушка, склонив голову, над сестрой сидел.

– Чего рыдаешь, Аннушка? Живой я, вернулся.

Анна набросилась на брата, заливая плечо горькими слезами.

– Ивашка, братец! Вернулся! Как узнали мы, что варвары наш Солнцеград захватили, сердце, словно разорвалось на куски. Думала, что осталась я одна на всём белом свете. Батенька пропал, и думала, что и тебя может, нет уж в живых. Думала помру от неведения.

– Ну, хватит, хватит, – успокаивал Ивашка сестру. Вон у тебя какая защита рядом.

 Ивашка подошел к Глебу.

– Спасибо, Глебушка. Спасибо, братец. Спасибо, родной мой.

Долго они сидели втроём. Ивашка рассказывал, как воевал, как был у дома родного, что не осталось практически никого в живых. И только Сбыслава, как в детстве, суетилась у входа в хижину, волнуясь и стесняясь зайти. Ивашка заметил ее.

– Входи, сестрёнка.

Сбыслава смутилась от слова «сестрёнка», но зашла, и как раньше, защебетала скороговорками, чтобы поднять всем настроение. Ивашка смотрел на всех, пытаясь запомнить всех такими, какими они были в этот момент. Сбыслава суетилась, металась по комнате, что-то рассказывая с серьёзным лицом. Аннушка, положив голову на плечо Глебки, улыбалась, поглядывая то на брата, то на Глеба, то водя глазами за Сбыславой. Глебка смеялся, наблюдая за суетой Сбыславы, понимая, что всё, что она так серьёзно говорит, не иначе как шутки. А Ивашка смотрел и думал об отце. Так хотел он увидеть детей в счастье… Разве не это счастье, когда вот так все вместе?

Вечером собрался совет. Колаш начал собрание.

– Что делать-то будем? Захватили монголо-татары почти всю землю русскую. Скоро и сюда, к Дону доберутся. Опасно оставаться нам здесь. Окружат и забьют стрелами. За детей, женщин, стариков страшно. Жалко покидать насиженное место, но надо покидать остров. Есть предложения, куда нам податься? Зима на носу, надо до морозов выбираться.

Кто-то предлагал в Тмутаракань податься, кто-то ещё предлагал что-то. Но было принято решение, что надо двигаться к крупному городу, где силы против монголов велики. И было принято решение податься в дельту Дона.

 

Великий Ростов-град

Долго не собирались. На следующий день стали собирать припасы еды и продовольствия. Мужчины, готовили стрелы, женщины готовили детей к походу. Несколько дней продолжались сборы и когда все было собрано, рано утром, старики перекрестили детей и пожелав всем помощи Божией выдвинулись в путь. Кто-то по дороге оставался в местах, которые казались им безопасными и, при подходе к дельте осталось людей чуть больше десятка. Здесь распрощались и пошли кто куда остальные. Ивашка с Аннушкой, Сбыславой, Глебом и Колашом решили обосноваться в Ростове. Город поразил их своим величием и множеством жителей. Чем-то напомнил он Ивашке Тмутаракань. Также пахло рыбой на берегу. Торговцы то и дело суетились между судами, таская куда-то тяжёлые ящики с рыбой и другими товарами.

Немного побродив по городу, встретили на причале старого одноглазого старика. Он отличался от остальных. Никуда не спешил, а тихо, задумчиво смотрел, как Дон-батюшка играет переливами волн. Когда Ивашка с Глебкой подошли к нему, он рассказал, что один на этой земле остался. Жена с голоду померла, а сын погиб ещё при защите от половцев. Звали старца Макаром. И пригласил дед Макар всех пятерых к себе жить.

– В тесноте да не в обиде, – говорил дед Макар, показывая свою хижину.

Хижина была бедно обставленной, но просторной.

– Всем места хватит. Анна, что там у нас из харчей осталось? Накрывай на стол. Обедать будем, – тараторила Сбыслава.

Так и жили все вместе. Прошла зима… Ивашка с Глебом заботились о продовольствии, ловили рыбу, подрабатывали в порту, то помогая грузчикам, то посыльными, то выполняя срочную работу на судах. Колаш занемог и больше помогал деду Макару. Они плели сети, чинили удилища. Сбыслава готовила на всех еду и следила за порядком в доме. А Аннушка устроилась в помощницы в небольшом госпитале, помогая нищим и раненым.

 

Отец

Однажды Анна прибежала с работы, лицо горит тёмным багрянцем, слёзы из глаз градом, а сама сияет, как ясно солнышко. Все смотрят на неё и не поймут, что происходит. И она стоит. Улыбается, слёзы текут, и слова вымолвить не может.

– Да что с тобой? – Уже теряя терпение, повысил голос Ивашка.

– Говори что случилось? Обидел кто? Голову снесу сразу же!

Анна стояла, только качая головой, мол, никто её не обидел. Ивашка не вытерпел, и хотел было, выскочить из хижины во двор, словно там, во дворе ответ на всё происходящее, но открыв двери, замер, как будто стрелой его пронзило …

– Тятенька, отец, – вырвалось из уст Ивашки, и скатился по двери без сознания.

Сбыслава подбежала к Ивашке, давай водой его поливать, в чувство приводить, Глебка ей помогать. Аннушка за руку отца в дом заводить.

– Заходи же, заходи в дом, – радостно вскрикивала Анна.

И только внезапный гость не понимал что происходит.

Встретила Анна отца, бродившего вокруг госпиталя. Кто он, и как попал сюда, не помнит. Не помнил старый Бовкун ни имени своего, ни откуда он. Больше молчал и только изредка во сне выкрикивал: «Ивашка, Аннушка!»

– Вспомнит! Обязательно вспомнит! – шептала Аннушка, сидя у изголовья отца и боясь разбудить его.

 

Видеть в счастье детей своих…

Пришло лето, солнце согревало двор яркими лучами. Глебка с Ивашкой достраивали новую хижину на участке деда Макара. Готовились к свадьбе: Ивашка с Сбыславой и Глеб  с Аннушкой. Евсей сидел на топчане, опершись на трость, делая вид что слушает Макара. Старый Бовкун смотрел на детей – на Ивашку, примерявшего каждый кол, ровно ли стоит, на Аннушку, весело напевающую что-то под нос. И всплыло в памяти у Евсея как шли они в Тмутаракань, как встретила Колаша, как сидели у костра ночью, как говорили и делились советами.

– Дети мои! Ивашка, Аннушка!

– Что тятенька? – подбежала Анна и, свесил из-за лестницы голову Ивашка.

– Да так, ничего…. – ответил Евсей и прикрыл глаза от ярких лучей солнца.

«Жизнь не зря прожил. Детей в счастье увидал», – подумал Бовкун и отвернулся в сторону, чтобы не пугать детей…